Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 322

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 341

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 352

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 357

Warning: session_start(): Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: session_start(): Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 182

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 187

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 192

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 197

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 305
 Арбатские храмы, в которых молился Гоголь. Спевякина Д.В.

Арбатские храмы, в которых молился Гоголь. Спевякина Д.В.

Вблизи Арбатских ворот находилось множество прекрасных храмов. Для Гоголя этот района был хорошо знаком еще с начала 1830-х годов, здесь жили многие знакомые и друзья. А в 1848 г. Н.В. поселился на Никитском бульваре в доме графа А.П. Толстого и сам вошел в это особое арбатское пространство.

Гоголь, как человек православный, любил церковную службу и общественную молитву, но часто заходил в храмы и не во время службы, чтобы помолиться в тишине и одиночестве, приложиться к иконам, почувствовать в сердце своем мир и покой. Еще в ранних записных книжках писателя есть пометы, свидетельствующие об интересе Гоголя к московским церквам: «Никола в Столпах. В Кривом переулке близ Успенья. Мартын исповедник… Подле гостиного двора Троица Грузинская… Фили, церковь, кладбище, 3 версты; Кунцево, 7 верст… Измайлово. Собор. Виноградный сад. Черкизово – патриаршее село. Патриарший дом… Симонов монастырь. Коломенское – 6 верст. Царицыно, недостр. дворец Баженова. Перерва… Ост(анкино)».

Знаменательно, что все близлежащие храмы оказались связанными какой-либо ниточкой с тем или иным духовным воспоминанием, с той или иной стороной жизни Николая Васильевича.

Так, в храме апостола Филиппа сейчас находится чтимая Ахтырская икона Божией Матери, а мы знаем, сколько этот образ значил в судьбе Николая Васильевича. Кроме того, этот храм известен как Иерусалимское подворье, которое одну из своих задач видело в том, чтобы облегчить русским паломникам возможность побывать в Палестине. Мы знаем, как Гоголь стремился побывать на Святой земле и сколько надежд на это путешествие возлагал.

Никольский храм тоже помнит писателя, на его стене даже укреплена мемориальная доска, напоминающая, что Н.В. Гоголь молился в нем. Престольный праздник храма на Николу Вешнего, в этот день Гоголь отмечал свои именины.

Церковь Симеона Столпника была приходской для семьи Толстых, в доме которых Гоголь провел последние свои годы. С нее мы и начнем рассказ.

Церковь Симеона Столпника на Поварской.

В старой Москве было несколько храмов, освященных в честь преподобного Симеона Столпника, их строительство было связано с воцарением Бориса Годунова. Два из них дожили до наших дней: в Заяузье и на Поварской.

Память прп. Симеона празднуется 14/1 сентября. Начиная с XIV века, когда на Московском соборе 1343 г. было принято считать началом года 1 сентября, а не 1 марта, и до 1700 года, времени, когда Россия перешла на новое летоисчисление, этот день был днем церковного новолетия. Праздничная церковная служба называлась «действом нового лета», 1 сентября - «летопрошением», а прп. Симеона именовали «летопроводцем», а в народе – и «гусепроводцем», так как с этого дня собирались на юг перелетные птицы, после Симеона начиналось бабье лето, короткое время, которое так любил Н.В. Гоголь.

В допетровской Москве в этот день на Лобном месте народу торжественно объявляли наследника, когда ему исполнялось 14 лет, чтобы воочию увидели будущего государя и распознали бы самозванца. Гоголя как историка не могло это не интересовать.

История храма по документам прослеживается с 1625 г., тогда она упоминается как деревянная. Каменный же храм с шатровой колокольней возвели в 1679 г. по приказу царя Феодора Алексеевича для местной дворцовой слободы. Главный престол был освящен во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы, но москвичи называли храм по приделу Симеоновским.

6 ноября 1801 года здесь венчались граф Николой Петрович Шереметев и Прасковья Ивановна Жемчугова, которая всего за три года до этого получила вольную (правда, есть сведения, что венчание происходило в церкви Николы Стрелецкого). Венцы держали А.Ф. Малиновский, известнейший историк Москвы, чей отец – священник Троицкой церкви у Сретенских ворот, был духовником графа и Татьяна Шлыкова, подруга Прасковьи Ивановны, выступавшая вместе с ней в Шереметьевском театре. Брак хранился в тайне вплоть до самой смерти Жемчуговой. Скрывалось графом Николаем Петровичем и рождение 3 февраля 1803 г. сына, нареченного Дмитрием в честь святителя Димитрия Ростовского. Через 20 дней после родов Прасковья Ивановна умерла. На следующий день Шереметьев официально уведомил императора Александра I о своем браке и о своем сыне, государь признал маленького графа Дмитрия Николаевича законным наследником Шереметевых.

В 1816 году в церкви Симеона Столпника венчались Сергей Тимофеевич Аксаков и Ольга Семеновна Заплатина. А уже в следующем году родился первенец Константин (1817-1860), по словам И.И. Панаева, «видевшей в Гоголе русского Гомера и внушивший к нему энтузиазм во всем семействе». Кстати, отпевали С.Т. Аксакова в храме Бориса и Глеба по другую сторону Арбатских ворот. Последний его адрес на Кисловке, вблизи Арбата. Когда Сергей Тимофеевич увидел этот дом, приехав из Абрамцева, то спросил:

- Какая у нас приходская церковь?

- Бориса и Глеба.

- В этом доме я и умру, в этом приходе отпевали Писарева, тут и меня будут отпевать.

3 мая 1859 г. в церкви Бориса и Глеба с Аксаковым простились друзья и почитатели, дальше путь лежал до Симонова монастыря.

Упоминается храм Симеона Столпника и Пушкиным в «Евгении Онегине».

В декабре 1848 года, когда Н.В. Гоголь поселился у графов Толстых в доме Талызина на Никитском бульваре, храм Симеона Столпника стал его приходским храмом. Николай Васильевич часто бывал в нем, а в феврале 1852 г. священник Симеоновской церкви последний раз причащал Гоголя дома. Друзья Гоголя хотели отпевать его здесь, но Грановский предложил устроить прощание с Гоголем и отпевание в домовой церкви мученицы Татьяны при Московском Университете, вспомнив, что Гоголь был почетным членом Университета. Московский губернатор А. Закревский поддержал это предложение. Однако отпевание вместе с университетским духовенством совершал и священник церкви Симеона Столпника, в приход которой входил дом Толстых.

После революции церковь была закрыта и отдана под слом, но чудом уцелела. В 1968 г. в храме разместился выставочный зал Всероссийского общества охраны природы. В 1991 г. храм вернули РПЦ.

Церковь прекрасно расписана. Осенью 2005 г. здесь обвенчались актеры Николай Караченцов и Людмила Поргина.

Церковь апостола Филиппа у Арбатских ворот, Иерусалимское подворье.

Предание относит возникновение храма к XVI веку и связывает его с именем Московского святителя Филиппа (Колычева) (1566-69), загородный дом которого находился на этом месте. Однако в ружных книгах записей о храме нет, а точные исторические свидетельства сохранились начиная со 2-й половины XVII века. В этом столетии деревянная церковь апостола Филиппа была приходской для жителей Иконной слободы.

Документально известно, что в 1688 г. боярин Иван Косьмин в поминовение своих сродников построил здесь каменную церковь во имя святого апостола Филиппа с приделом святителя Николая. Эту церковь освятил 2 ноября 1688 г. патриарх Иоаким (1674-90). Патриарх был удручен болезнью сестры, но осенью того же 1688 г. она была чудесным образом исцелена перед иконой Божией Матери «Всех скорбящих Радость», что находилась в храме на Ордынке.

В XVIII столетии храм пришел в ветхость, в 1812 г. он был разграблен и осквернен, через некоторое время стал приписным к церкви Бориса и Глеба у Арбатских ворот, храм апостола Филиппа предлагалось и вовсе упразднить, тем более что приход был очень малочисленный, но ему была уготована другая судьба.

В 1818 г. храму суждено было стать Иерусалимским подворьем и местом пребывания и служения представителя Святого Живоносного Гроба Господня. Дело в том, что в 1809 г. иерусалимский пожар разрушил храм Гроба Господня, восстановление которого растянулось на долгие годы. Патриарх Иерусалимский обратился к братским Церквям с просьбой о помощи. В 1817 г. Синод РПЦ издал указ об учреждении подворья, чуть позже для этого был определен храм святого апостола Филиппа у Арбатских ворот. По словам митрополита Филарета (Дроздова): «Церковь Иерусалимская пожелала иметь здесь свой храм: и Церковь Российская, с соизволения Благочестивого Самодержца, предложила ей здесь храм и место для жительства священнослужителей». В 1819 г. Блаженнейший Париарх Иерусалимский Поликарп прислал в дар новоустроенному подворью три святыни: Крест с частицей Всечестного Древа Животворящего Креста Господня (утрачен после революции), икону с изображением «трех лиц и многоразличных историй святых (утрачена в 1870 г.), честную десницу святого великомученика Евстафия Плакиды (находится в главном мощевике в северной части трапезной).

В 1849 г. игумен Виссарион начал строительство южного придела во имя святителя Николая и Иерусалимской иконы Божией Матери. В 1852 г. игумена Виссариона сменил иеромонах Филарет.

В его бытность, уже после смерти Гоголя, храм получил по благословению святителя Филарета (Дроздова) еще одну святыню – частицу святых мощей апостола Иакова, брата Господня по плоти, первого Иерусалимского святителя, мощи эти привез из своего путешествия по Востоку А.Н. Муравьев. Есть свидетельства, что Н.В. Гоголь и святитель Филарет (Дроздов) были знакомы, в конце декабря 1848 г., вскоре после переезда от М.П. Погодина к графу А.П. Толстому, Гоголь посетил вместе с А.Н. Верстовским митрополита Московского святителя. Вскоре происходит еще одна важная встреча, в начале января 1849 г. Гоголь впервые увидел протоиерея Матфея, с которым уже некоторое время состоял в переписке.

Архимандрит Филарет пробыл настоятелем подворья до 1868 г., он уже готовился к занятию архиерейской кафедры, но помешала смерть. Интересно, что похоронен он был, как и Н.В. Гоголь, на кладбище Свято-Данилова монастыря.

Каждый последующий настоятель старался украсить храм; так, архимандрит Григорий (1868-1877) устроил в боковых приделах иконостасы под мрамор, архимандрит Никодим (1877-1882) возобновил живопись на стенах и соорудил в Филипповском приделе балдахин над Плащаницей Господней наподобие кувуклии. В 1900-1902 гг. при архимандрите Афанасии была проведена реставрация и обновление стенной росписи во всем храма.

Что же касается святынь, то в 1878 г. Блаженнейший Иерофей передал Иерусалимскому подворью части святых мощей: великомученика Галактиона, священномученика Харлампия, мученика Трифона, великомученика и целителя Пантелеймона и великомученицы Варвары. В 1880 г. Патриарх Иерофей еще раз пополняет мощевик, на этот раз мощами Иоанна Милостивого Патриарха Александрийского, великомученика Никиты, Косьмы Бессеребренника, преподобного Алипия и великомученицы Параскевы Пятницы.

История отношений Иерусалимской Церкви и Российского государства началась давно. Первая попытка встать на защиту христиан, подданных Османской империи, была сделана Петром Великим, Россия настаивала на возвращении грекам Гроба Господня, но этого добиться не удалось. В 1700 г. было достигнуто соглашение о свободном доступе русских паломников на Святую Землю. Постепенно Россия получала все больше прав от турецкого правительства в отношении Палестины. Наконец, в 19 веке в Яффе было открыто русское консульство. В 1841 г. начались переговоры о свободе передвижения паломников по Святой Земле и об устройстве там гостиницы. В Палестину был отправлен первый представитель РПЦ архимандрит Кирилл. В 1843 г. туда приехал архимандрит Порфирий, который с целью установления дружеских контактов со священнослужителями других церквей посетил большое количество православных храмов Палестины и составил подробный отчет о положении православия на Ближнем Востоке. При Порфирии была открыта духовная семинария при монастыре Святого Креста для арабов. Русская Православная Миссия в Иерусалиме была учреждена в 1847 г. Вскоре открылось русское консульство и отделение почты. В 1848 г. в Иерусалим прибыла группа русских монахов. Тогда же побывал на Святой Земле и Н.В. Гоголь.

Но благоприятное время для паломничества русских людей скоро закончилось. С началом Крымской войны в 1855 г. все русские были высланы из пределов Палестины турецким правительством. А В 1859 г. стал действовать Палестинский Комитет для улучшения быта русских паломников. В 1882 г. открыло свое служение Православное Палестинское общество.

Обычно паломники проделывали такой путь: Одесса, дальше пароходом до Яффы и Афона. В начале ХХ века от Одессы до Яффы самый дешевый билет туда и обратно стоил 24 рубля. Билеты были действительны в течение года. Заграничный паспорт стоил 5 руб. 50 коп. Русские деньги можно было не менять, они везде принимались. Поездка в Святой Град была задумана давно, она завершила собой самое длительное заграничное путешествие Гоголя. В 1842 г. он покинул Россию, а вернулся в 1848 г.

Гоголь же едет из Неаполя через Мальту, в Смирне садится на пароход «Истамбул», который следует до Бейрута. Это время он проводит в обществе архимандрита Порфирия (Успенского) – великолепного знатока христианского Востока, иеромонаха Феофана (Гончарова), священника о.Петра Соловьева и отставного генерала М.И. Крутова. В Бейруте Гоголь останавливается у своего гимназического товарища К.М. Базили, русского генерального консула в Сирии и Палестине. В начале февраля путь к Иерусалиму продолжается через Сидон, Тир и Акру.

В Иерусалиме Гоголь провел около месяца. Он проходит по местам земной жизни Спасителя, говеет, причащается Святых Христовых Тайн у Гроба Господня, молится за всех близких, за Россию. Перед поездкой Гоголь писал себе «Чьи имена вспомнить у Гроба Святого: Матвея Александровича, Надежду Николаевну Шереметеву, всю родную семью мою, Александру Осиповну Смирнову, Степана Петровича Шевырева, Михаила Петровича Погодина, Александра Петровича Толстого, Петра Александровича Плетнева, Василия Андреевича Жуковского, Виельгорских, Аксаковых и всех близких сердцу друзей и благодетелей». (8 т., С.451)

Гоголь не любил говорить о своем пребывании в Иерусалиме не потому, что поездка не удалась. Видимо, то, что писатель пережил у Гроба Господня, надо было хранить сокровенно в сердце и не доверять устам.

18 марта он вернулся в Бейрут. А затем вместе с семейством Базили отправился в Константинополь, а оттуда на пароходе «Херсонес» в Одессу. Из паломничества Гоголь привез часть камня от Гроба Господня и часть дерева от двери храма, которая горела в пожар 1808 г. – этот пожар и заставил патриарха Иерусалимского обратиться за помощью в Россию. Подлинность реликвий удостоверил митрополит Петрас Мелетий.

Иерусалимское подворье существовало сто лет, после 1917 г. его упразднили, но церковь не закрывалась, в ней оказались собраны и сохранены святыни из близлежащих разоренных церквей. Так в храм была принесена Ахтырская икона Божией Матери, которая вскоре стала почитаться как чудотворная.

Здесь видна еще одна связь с Н.В. Гоголем, ведь известно, как много значил этот образ для его отца Василия Афанасьевича. В 1856 г. Мария Ивановна Гоголь в письме С.Т. Аксакову описала историю знакомства с будущим мужем так: «Когда Василий Афанасьевич Гоголь приезжал в каникулы домой, и в то время ездил со своей матушкой в Ахтырку, Харьковской губернии, на богомолье, там есть чудовный образ Божьей матери, они были там в обедне, отправляли молебен и остались там ночевать, и он видел во сне тот же храм. Он стоял в нем по левую сторону; вдруг царские врата отворились, и вышла царица в порфире и короне и начала говорить к нему <…> «Ты будешь одержим многими болезнями, но то все пройдет, <…> ты выздоровеешь, женишься, и вот твоя жена». Выговоря эти слова, подняла вверх руку, и он увидел у ее ног маленькое дитя, сидящее на полу, черты которого врезались в его памяти. Потом он приехал домой, рассеялся и забыл свой сон. Родители его, не имея тогда церкви, ездили в местечко Ярески при реке Псле. Там он познакомился с теткой моей, и, когда вынесла кормилица дитя семи месяцев, он взглянул на него и остановился от удивления: ему представились те самые черты ребенка, которые показали ему во сне. <…> спустя тринадцать лет он видел тот же сон и в том же храме, но не царские врата отворились, а боковые <…> и вышла девица в белом платье с блестящей короной на голове, красоты неописанной, и, показав рукой в левую сторону, сказала: «Вот твоя невеста!» Он оглянулся в ту сторону и увидел девочку в белом платьице, сидящую за работой перед маленьким столиком и имеющую те же черты лица. И после того скоро мы возвратились из Харькова, и муж мой просил родителей моих отдать меня за него».

На сегодняшний день Ахтырская икона одна из самых древних в храме. Она перенесена из церкви Николы Явленного на Арбате. Арбат часто называли улицей Святого Николая, там было три Никольских церкви, да еще многочисленные придельные храмы. Но самой древней считалась церковь Николы Явленного 1593 г. Правда, она еще при Гоголе была разобрана и выстроена вновь в 1846-1860 годах архитектором Н.И. Козловским. В 1761 г. на вклад капитана Дурново в ней был устроен придел Ахтырской иконы Божией Матери, для этого храма императрица Елизавета Петровна пожертвовала один из списков с Ахтырского образа.

К чтимым образам также относятся иконы Божьей Матери Страстная, Знамение, Иверская, Тихвинская, Нечаянная Радость, Неувядаемый цвет и, конечно, Иерусалимская, у которой по пятницам служится молебен с акафистом.

Иерусалимское подворье стало вновь действовать 19 ноября 1989 г. При нем была создана паломническая служба. В 1994 г. было организовано Православное общество ревнителей Святого Живоносного Гроба Господня, а в 1997 г. – сестричество во имя святителя Петра, сестры милосердия взяли на себя подвиг каждодневного обслуживания неврологического отделения ГКБ № 51. Сестричество издает приложение к «Иерусалимскому листку» - «Сестринский благовест».

Приход храма участвует в проведении ежегодной Всеправославной молитвы «Просите мира Иерусалиму», особенностью молитвенной жизни храма является каждодневная молитва о благополучии и мире Святого Града Иерусалима, клир храма участвует в принесении в Россию Благодатного Огня.

Патриарх Иерусалимский Феофил III, занявший Патриарший Престол в 2005 г., до недавнего времени был старшим скевофилаксом – хранителем Гроба Господня.

Церковь святителя Николая в Староваганьковском переулке

В 1531 г. великий князь Василий III пригласил итальянского мастера Алевиза Фрязина поставить каменный храм святителя Николая Чудотворца с приделом преподобного Сергия Радонежского в Ваганькове. В конце XVII века получил еще придел во имя Сорока Севастийских мучеников. Этот храм был разобран за ветхостью, вскоре, в 1755 г. освятили Сергиевский придел а в 1759 г. был закончен и главный храм, стоящий на белокаменном подклете XVI века. В 1782 г. возвели колокольню, через десять лет разобрали Сорокосвятский придел, и из пригодного камня установили ограду вокруг храма.

После пожара в 1812 г. храм, не выдержав трудностей восстановления, потерял самостоятельность и стал домовым сначала при Дворянском институте (1842), а затем гимназии (1849), которые размещались в доме Пашкова. Позже он был домовым храмом при Румянцевкос музее. Спустя пять лет после смерти знаменитого коллекционера Н. П. Румянцева, в 1831 году, в Петербурге открылся его музей, решением Александра II переведенный в 1882 году в Москву, в усадьбу Пашкова. При этом к собственно румянцевскому собранию были присоеди нены двести одна картина и двадцать тысяч сто семьдесят гравюр из собрания Эрмитажа, а также приобретенная Александром II у наслед ников Александра Иванова его картина «Явление Христа народу». Известно, что Гоголя и Иванова связывали особые отношения, они дружили, Иванов много раз писал Николая Васильевича, а Гоголь посвятил Андрею Алексеевичу большую статью в «Выбранных местах из переписки с друзьями».

Вот краткие черты этой дружбы. В 1830 г. художник поселился в Риме, с 1837 г. он начинает работу над своим грандиозным полотном «Явление Мессии», первые наброски к которому были сделаны еще в 1833 г. Иванов создал несколько сот этюдов, многие из которых представляют собой полноценные картины. На своем знаменитом полотне Иванов изобразил Гоголя в фигуре ближайшего к Иисусу человека. Вначале художник хотел изобразить Гоголя понурившим голову, в сокрушении и покаянии, но потом нашел другое решение образа.

В период работы художник сблизился с Гоголем, Ф.И. Иордан вспоминал: «Он… в Гоголе видел какого-то пророка. Гоголь давал ему наставления, которые он рабски слушал». По поводу того, что картина двигается очень медленно, Гоголь писал Иванову: «Работа ваша соединена с вашим душевным делом. А покуда в душе вашей не будет кистью Высшего Художника начертана эта картина, потуда не напишется она вашей кистью на холсте». 16 декабря 1850 г. Гоголь писал Иванову: «Хорошо бы было, если бы и ваша картина и моя поэма явились вместе». Однако этого не произошло. В судьбе Иванова много было общего с судьбой самого Гоголя: Гоголь над второю частью «Мертвых душ» работал так же медленно, как Иванов над своею картиною, обоих одинаково торопили со всех сторон с окончанием их работы, оба одинаково пропадали от нужды, не будучи в силах оторваться от любимого дела для постороннего заработка.

В 1858 г. художник вернулся из Италии и в мае показал картину публике, но встреча была прохладной, успех пришел уже после смерти, и успех громадный. Прожив в Петербурге всего два месяца, потрясенный этой неудачей художник умер от холеры.

Гоголь писал в свое время А. Иванову: «Пора вам в Москву. Здесь так много открывается древностей… что вы не обсмотрите и в целые годы».

Но вернемся к храму; новый период в истории домового храма Румянцевского музея начался с 1896 г., когда настоятелем стал отец Леонид Чичагов, будущий священномученик. До принятия священного сана Леонид Михайлович, человек из старинной дворянской семьи, был военным. Его решение изменить течение свой жизни связано с встречей со святым праведным Иоанном Кронштадским, который благословил его послужить Церкви. О. Леонид был талантливым музыкантом, литератором, художником, а став священником, постарался приобрести знания гомеопата и врача. Он был очень любим прихожанами. После смерти жены о. Леонид принял монашеский постриг с именем Серафима и через некоторое время стал настоятелем Суздальского Евфимиева монастыря. Имя, данное ему в монашестве, еще ближе связывало Леонида Михайловича Чичагова с великим старцем Серафимом Саровским, для прославления которого он много потрудился, написав знаменитую «Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря». Долгая, исполненная забот, испытаний и невзгод, жизнь митрополита Ленинградского Серафима увенчалась мученической смертью, в 1937 г. он был расстрелян на Бутовском полигоне. В Никольском храме об этом замечательном подвижнике, прославленном в лике святых в 1997 г., напоминают настенные изображения четырех евангелистов, сделанные его рукой, и списки с написанных им икон «Спаситель в белом хитоне» и «Преподобный Серафим Саровский, молящийся на камне». Возможно, что Гоголь слышал о преподобном Серафиме от Киреевских; жена Ивана Петровича – Наталья Петровна (урожденная Арбенина) еще маленькой девочкой была привезена родителями в Саров и исцелилась от тяжелой болезни по молитве старца.

В 1924 г. храм был закрыт, через два года все ценности были вывезены, и в церковных стенах разместился склад библиотеки.

В 1992 г. Никольская церковь была передана РПЦ, а в Великую Субботу 1993 г. освящена.

В храме есть несколько Никольских икон, в том числе в притворе замечательный резной образ Николы Можайского, а глядя на икону святителя Николая XIX века, невольно думаешь о Николае Васильевиче Гоголе, о том, как он почитал своего небесного покровителя. Гоголь знал по рассказам матушки, что был вымолен перед чудотворной иконой Николы Чудотворца в Диканьке, знал о матушкином обете назвать сына в честь этого великого святого.

Гоголь всегда отмечал свои именины – Николин день 9 мая, они известны были в Москве как именинные обеды в саду Погодинского дома. Писатель никогда не расставался с небольшой иконой святителя Николая, которая сопровождала его в многочисленных и дальних путешествиях.

В храме есть крест-мощевик, где рядом с другими святыми мощами вложена частица мощей преподобного Антония Радонежского. Эта еще одна ниточка к Николаю Васильевичу Гоголю и к людям близким ему, особенно в последние годы жизни. С конца 1848 г. Гоголь поселился в доме Талызина на Никитском бульваре в семье Толстых. И граф Александр Петрович, и графиня Анна Георгиевна были настоящими православными христианами, жили по заповедям Христовым, следовали Евангелию, очень многим людям, храмам и обителям помогали, причем милостыня их всегда была тайной. У Толстых Гоголь увидел впервые протоиерея Матвея Ржевского, которого вскоре стал называть своим духовником. Уже после смерти Гоголя Толстой стал обер-прокурором Священного Синода и сделал много полезного на этом посту. В обществе говорили, что брак Толстых необычный, это чисто духовный союз.

Анна Георгиевна Толстая была единственной и горячо любимой дочерью князя Грузинского. В молодости она влюбилась в Андрея Медведева, лекаря в нижегородском имении отца. Чувства были взаимными, оно были настолько глубоки, чисты и серьезны, что молодые люди, не побоявшись гнева отца, просили князя Георгия Грузинского благословить их на брак. К их удивлению, бури не последовало, но и благословения тоже. Князь сказал, что брак невозможен, потому что Андрей его незаконный сын. Горе обоих было огромно. Влюбленные дали обет оставить мир и стать монашествующими. Анна Георгиевна ушла в женский монастырь, но отец вскоре нашел ее и принудил вернуться домой. Она, соблюдая обет целомудрия, отказалась выходить замуж, и только в 35 лет вступила в свой необычный брачный союз с Александром Петровичем Толстым, который разделял ее стремление к монашеству.

Андрей Георгиевич Медведев поступил послушником в Саровский монастырь, окормлялся у преподобного Серафима, который тогда только вышел из затвора. Батюшка Серафим предсказал монаху Антонию, что он будет возглавлять в свое время Троице-Сергиеву лавру, и просил тогда позаботиться о его дивеевских сиротках, что и исполнилось с непреложностью. Иеромонах Антоний приехал по делам монастыря в Москву, был на приеме у святителя Филарета Московского и произвел на него большое впечатление. Вскоре он был назначен наместником Лавры, стал духовником митрополита Филарета и возглавлял обитель почти полвека. Время настоятеля архимандрита Антония стало целой эпохой в истории монастыря.

Когда Николай Васильевич посещал Лавру, он встречался с отцом наместником, которого очень уважал. Теперь недалеко от дома, где Гоголь провел последние годы, в Никольском храме мы можем приложиться к мощам преподобного Антония Радонежского.