Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 322

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 341

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 352

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 357

Warning: session_start(): Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: session_start(): Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 182

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 187

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 192

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 197

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 305
 Сборник докладов Четвертых Гоголевских чтений «Н. В. Гоголь и А. С. Пушкин»

Сборник докладов Четвертых Гоголевских чтений
«Н. В. Гоголь и А. С. Пушкин»

Сборник докладов Четвертых Гоголевских чтений «Гоголь и Пушкин», изданный по материалам конференции 2004 года, отражает наиболее актуальные проблемы современного гоголеведения и пушкиноведения. Авторы научных сообщений затронули различные аспекты творчества Пушкина и Гоголя: филологические, исторические, философские, искусствоведческие, этнические и т.д. В книге опубликованы доклады исследователей, представляющих разные научные школы. Тематика работ свидетельствует об интересе ученых к самым неожиданным предметам исследования в сфере теории и истории литературы, истории журналистики, литературных традиций и творческих взаимосвязей, этики и эстетики.

Многие из докладов интересны уже только актуальностью поставленной проблемы, некоторые из них несут полемическое начало, но в целом сообщения демонстрируют синтетический, всесторонний подход к изучаемому предмету. Доклад В. А. Воропаева, например, касается темы российского государства в творчестве Гоголя и Пушкина. Взаимоотношениям двух великих классиков с журналистикой посвящены материалы Ким Хюн И, В. Ю. Белоноговой, В. Д. Денисова.

А. С. Пушкин и Н. В. Гоголь заложили фундамент современного русского литературного языка. Этот аспект рассмотрен в докладах Ю. В. Манна, Ю. Я. Барабаша, О. Д. Митрофановой, В. А. Викторовича, С. В. Овечкина.

Тема влияния на произведения Гоголя и Пушкина фольклора как фундамента романтического искусства интерпретирована В. Ш. Кривоносом, Р. В. Иезуитовой, Ю. Д. Нечипоренко, Е. Е. Дмитриевой.

Целый ряд докладов посвящен влиянию романтизма Пушкина и Гоголя на литературу русского модернизма. Это работы Л. А. Сугай, Л. Р. Клягиной, Е. А. Андрущенко, А. А. Улюры.

Проблема взаимоотношений двух городов – Москвы и Петербурга, драматичный конфликт «маленького человека» с государственной машиной исследуется у С. А. Шульца, В. И. Коровина, Н. И. Михайловой.

Не осталась без внимания тема театра: она освещена в докладах В. В. Федорова, В. И. Мильдона, М. С. Гладилина.

В. П. Викулова

Приветственное слово
Швецова Л. И., первый заместитель Мэра Москвы в Правительстве Москвы

Предисловие
Викулова В. П., директор Московского «Дома Гоголя»

Предисловие
Богатырев Е. А., директор Государственного музея А. С. Пушкина

Украина и Россия: неразрывное духовное родство
Казарин В. П., Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского (Украина)

Из опыта перевода цикла «Подражание Корану» А. С. Пушкина на узбекский язык
Мирзаев И. К., Самаркандский государственный университет (Узбекистан)

В докладе будут подробно изложены результаты сопоставительного анализа морфологической структуры рифм подлинника и перевода.

Мир Пушкина и Гоголя

Украина и Россия – Гоголь и Пушкин
Казарин В. П., Таврический национальный университет им. В. И. Вернадского (Украина)

В статье рассматривается взаимоотношение Украины и России на материале творчества А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя. Автор демонстрирует большой вклад деятелей литературы и культуры Украины в развитие России.

Пушкинское у Гоголя. Гоголевское у Пушкина
Фомичев С. А., Институт русской литературы /Пушкинский Дом/ РАН, Санкт-Петербург

Сумасшедшие и мученики. Гоголь, Полевой, Пушкин
Страно Дж., Университет г. Катания (Италия)

«Записки сумасшедшего» Гоголя построены на ассоциации «сумасшествие-мучение», ключевые слова которой повторяются в заглавии и в эпилоге текста. Эта ассоциация позволяет связать гоголевское произведение с повестями, опубликованными Полевым в 1830-1833 гг. («Эмма», «Блаженство безумия», «Живописец») и с поэмой Пушкина «Медный всадник». Посредством приема «говорящих (здесь, точнее, пишущих) животных» писатель особенно пародирует рассказ «Эмма».

В данных сочинениях судьба героев обусловлена социальными и индивидуальными обстоятельствами, имея однако явные различия. Гоголевский Поприщин является жертвой своего честолюбия; ему не хватает христианского смирения и он расплачивается за свой грех сумасшествием и мучением. Герои Полевого - необыкновенные, чрезвычайные люди, которые отличаются от других нравственными качествами; в пределе безумия, они будут «мучениками» фальшивого, конформистского общества. Пушкинский Евгений - обыкновенный человек, «мученик» и «сумасшедший» от горя, унитоженный злосчастной властью.

Пушкин и Гоголь: к проблеме художественного осмысления истории в «Медном всаднике», «Капитанской дочке» и Шинели»
Бельтраме Ф., Государственный университет г. Триеста (Италия)

В статье рассматривается, как в повести «Шинель» в ракурс изображения писателем современного ему быта попадает и широкая историческая перспектива. Особенности историзма «Шинели» становятся весьма заметными при её сопоставлении с «Медным всадником» и «Капитанской дочкой».

В отличие от Пушкина, отчётливо разграничившего в «Медном всаднике» и «Капитанской дочкой» петровскую и екатерирнинскую тематики, Гоголь в повести «Шинель» их своеобразно объединил. Сложная контаминация этих тематик свелась к особому изображению государственной службы, в общественную и этическую значимость которой писатель глубоко верил.

Библейский контекст в поэтике Пушкина и Гоголя
Гольденберг А. Х., Волгоградский государственный педагогический университет (Россия)

В статье дается сопоставительный анализ образов Скупого рыцаря и Плюшкина в аспекте исторической поэтики. Утверждается недостаточность традиционного подхода к ним в рамках литературного архетипа скупца. «Маленькие трагедии» проанализированы как ближайший по отношению к «Мертвым душам» интертекст. Характерный для героев Пушкина и Гоголя мотив припрятывания своих богатств рассмотрен на широком культурно-историческом фоне. Показано, что в семантике образов Барона и Плюшкина существенную роль играют библейские мотивы и реминисценции. Особое внимание уделено анализу «Иов-ситуации» у Пушкина и Гоголя. Утверждается, что пушкинский образ проецируется на архетип Иова дерзающего, а гоголевский – через травестийную модель жития юродивого – на архетип Иова многотерпеливого. Это позволяет по-новому оценить эстетический и философский смысл диалога двух великих писателей.

Пушкинская и гоголевская оценка Карамзина: сходства и различия
Сапченко Л. А., Ульяновский государственный университет (Россия)

Мифология памятника в творчестве Гоголя и пушкинская традиция
Шульц С. А., Ростовский-на-Дону государственный университет (Россия)

«Язык молчания» в драматургии Пушкина и Гоголя
Ищук-Фадеева Н. И., Тверской государственный университет (Россия)

Творчество Пушкина и Гоголя

«Невский проспект» Н. В. Гоголя (о возможных источниках эпизода с носом)
Михайлова Н. И., Государственный музей А. С. Пушкина, Москва

В статье выявлены неучтенные ранее возможные источники сюжетной ситуации с «Носом» в «Невском проспекте».

Рим в творческом сознании Гоголя
Михед П. В., Институт литературы им. Т. Г. Шевченко НАНУ (Украина)

Пушкинское у Гоголя – Гоголевское у Пушкина

Почему Гоголь переписал «Русалку» Пушкина
Дмитриева Е. Е., ИМЛИ РАН, Москва

В статье прослеживается событийная и внутренняя смысловая связь между стихотворением А. С. Пушкина «Русалка» (1819), русалочьей тематикой в творческом сознании Н. В. Гоголя, переписавшего стихотворение Пушкина и подарившего список в 1839 г. Моллеру, и картиной Ф. А. Моллера «Русалка» (1840), написанной как своеобразная иллюстрация к пушкинскому стихотворению.

Образ Фаддея Булгарина и «масслит» в восприятии А. С. Пушкина и Н. В. Гоголя
Белоногова В. Ю., Нижегородский государственный университет (Россия)

Доклад посвящен еще одному пункту, «разводящему» Пушкина и Гоголя. Это отношение того и другого к личности Булгарина, а вместе с тем и к проблеме противостояния массовой и элитарной литературы. Если Пушкин непримирим к Булгарину как к явлению грядущей массовой культуры и ее олицетворению, то отношение Гоголя к писателю, называвшему себя «оруженосцем и конюшенным публики» (явленное в письмах, публицистике и прозе) далеко не так однозначно. Скорее, смешано и невнятно. Потому что ему, как и Булгарину, близка ориентация на широкого массового читателя.

«Бывают странные сближения» (еще раз к вопросу о полемике Гоголя и Пушкина с Булгариным и Гречем)
Денисов В. Д., РГГМУ, Санкт-Петербург

Мифо-ритуальная подоплека рассказов Пушкина и Гоголя («Выстрел» и «Сорочинская ярмарка»)
Нечипоренко Ю. Д., МГУ им. М. В. Ломоносова, Москва

Рассматриваются модели мира, которые лежит в основании "Сорочинской ярмарки" Гоголя и "Выстрела" Пушкина. Купля и продажа товаров на ярмарке реализуются посредством обрядов, имеющих истоком архаичные отношения обмена, связанные с ритуалом жертвоприношения. "Красная свитка", которую приносит на ярмарку черт, является ресурсом, не вступающим в отношения купли и продажи. Симпатическая сила, которая тянет друг к другу парня и девушку, аналогична тем мистическим силам, которые заставляют воссоединиться разорванные куски красной свитки. Соединению любящих способствует "волшебный помощник" в лице цыгана, которому герой жертвует своих быков. Обращение к ритуалам "антиповедения" позволят по-новому взглянуть как на цикл "Вечеров на хуторе близ Диканьки", так и на "Мертвые души" Гоголя. В случае пушкинского "Выстрела" речь идет о двух параллельных ритуалах - карточной игры и дуэли. Оба они восходят к архаичному обряду гадания, или испытанию судьбы.

Событие «Ивана Федоровича Шпоньки...» и мир пушкинской прозы
Овечкин С. В., СПбГУ, Санкт-Петербург

Тема доклада «Гоголь и…» традиционно предполагает такое сопоставление авторов, при котором выявляются скорее сходства, нежели различия Второй тип доклада на подобную тему, менее распространенный, строится как противопоставление двух авторов. Следуя этому второму пути, я предлагаю конспективный анализ повести, которая в творчестве Пушкина просто не могла возникнуть. Интерес этому анализу должен придать способ рассмотрения материала – под углом зрения, сосредоточенного на событийной организации гоголевского нарратива. Рассматривается система следующих приемов: снятие значимости приема сдвига нарративной маски, десемантизация жанровых и стилистических средств, отказ повествователя от авторитетной роли, разрушение традиционных сюжетных структур. Центр этой системы – превращение события сюжетного текста в нулевое положение структуры, подчиненное закону серийности. Дурная бесконечность серийно выстроенного нарратива противопоставляется сходным в отношении к некоторым законам поэтики раннего реализма «Повестям Белкина».

Значение отрицательной уенности у Пушкина и Гоголя («Скупой рыцарь» и «Мертвые души»)
Федоров В. В., Донецкий национальный университет (Украина)

В статье предпринимается сравнительный анализ трагедии Пушкина «Скупой рыцарь» и поэмы Гоголя «Мертвые души». Два великих произведения русской литературы объединяет, по мнению автора, онтологическое понятие об «отрицательной» ценности. Это понятие представлено в «образах» золота-сокровища у Пушкина, и мертвых душ – у Гоголя. «Золото-сокровище» и «мертвые души» - это признаки того, что Пушкин-поэт и Гоголь-поэт переживают отрицательные стадии своего поэтического бытия, становятся антагонистами по отношению к себе. Однако эти стадии - необходимы в событии поэтического бытия, завершающегося достижением непосредственно словесной формы.

«Пиковая дама» А. С. Пушкина в «Игроках» Н. В. Гоголя
Мильдон В. И., ВГИК им. С. А. Герасимова, Москва

Автор предполагает, что в «Игроках» Гоголь сознательно следовал «Пиковой даме» Пушкина, ибо разделял ее художественную идею: жизнь человека не игра. Эту идею Гоголь выразил по-своему: для него всякий обманщик может проиграть не имущество, но свою жизнь. В образе Ихарева Гоголь мог обдумывать будущее Чичикова (2 и 3 томов «Мертвых душ»), тоже игрока, который, в отличие от персонажей «Игроков», должен был отказаться от жизни мошенника ради жизни праведника.

Оппонент или союзник? (О гоголевской программе «Современника» А. С. Пушкина)
Калашникова О. Л., Днепропетровский национальный университет (Украина)

В статье сделана попытка раскрыть роль Гоголя в обозначении программы пушкинского «Современника», исходя из игровой природы поэтики редактора нового журнала. Создавая «Современник» в полемике с популярной, но «беспринципной» «Библиотекой для чтения» О. Сенковского, Пушкин мечтал о своем читателе: умном и тонком, способном размышлять и разгадывать истинный смысл похвал и критики, провозглашенной с «высоким» пафосом или спрятанной под покровом иронии. Поэтому Пушкин не спешит подписаться под четко сформулированной, открыто назидательной просветительской программой, изложенной в статье Гоголя «О движении журнальной литературы в 1834 и 1835 году», снимая имя автора, делая Гоголя одним из голосов в «живом разговоре» с читателем журнала. Осуществляя эстетическое воспитание читателя через игру с ним в своем художественном творчестве, Пушкин сохраняет ситуацию игры и в журналистике, что и определяет особую роль Гоголя в обозначении программы пушкинского журнала.

Пушкинский мотив в заграничных письмах Гоголя 1836-1842 годов
Падерина Е. Г., ИМЛИ РАН, Москва

При всей необычности письма Гоголя сохраняют такую стилевую черту писательских писем, как насыщенность литературными реминисценциями. В статье предпринята попытка эксплицировать один из эпистолярных мотивов Гоголя, восходящий к пушкинскому поэтическому образу творческого уединения, и описать психологические механизмы формирования этого мотива.

Наследие Пушкина и Гоголя (В XX веке)

Пушкин и Гоголь в историософской концепции Д. С. Мережковского
Андрущенко Е. А., Харьковский университет им. Г. С. Сковороды (Украина)

В докладе рассматривается специфичность интерпретации пушкинского и гоголевского литературного наследия Д. С. Мережковским. Автором доклада показывается настоящая мифологизация личностей двух русскиъ писателей и определяется их место в историософской концепции Мережковского.

Творчество Гоголя как духовный источник русского авангардного искусства
Клягина Л. Р., Уральский государственный университет им. А. М. Горького (Россия)

Доклад посвящен проблеме изучения творчества Н. В. Гоголя в качестве одного из духовных источников русского авангардного искусства. Подобный подход позволяет не только увидеть истоки русского авангарда в русском классическом искусстве Х1Х века, но и проследить, как в диалоге с культурой начала ХХ века обогащается понимание мировоззренческой и поэтической системы Гоголя.

Пушкин в литературно-критической деятельности Гоголя и Твардовского (из опыта исследования преемственных и типологических связей)
Хоменко Ю. Н., Нежинский государственный педагогический университет им. Н. В. Гоголя (Украина)

В статье исследована эстетическая и духовная роль Гоголя в осмыслении Твардовским феномена Пушкина. Материалом для сравнительно-типологического анализа послужили литературно- критические статьи Гоголя («Несколько слов о Пушкине», «В чем же, наконец, существо русской поэзии, и в чем ее особенность») и Твардовского («Пушкин», «Слово о Пушкине»).

Гоголевское наследие в современной русской женской литературе: интертекстуальность и проблема «отцовского языка»
Улюра А. А., Институт литературы им. Т. Г. Шевченко НАНУ (Украина)

В русле проблемы «отцовского языка» и собственно женского текста в статье анализируется использование литературного наследия Н. В. Гоголя в качестве «строительного материала» произведений современной русской женской литературы (Н. Садур, М. Рыбакова).

Творчество Пушкина как фактор развития современной литературы Узбекистана
Назарьян Р. Г., Самаркандский государственный университет (Узбекистан)