Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 322

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 341

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 352

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php on line 357

Warning: session_start(): Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: session_start(): Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 60

Warning: The magic method __set() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 182

Warning: The magic method __get() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 187

Warning: The magic method __isset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 192

Warning: The magic method __unset() must have public visibility and cannot be static in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/modules/content/content-model.php on line 197

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/db-mapper.php:322) in /home/domgogolya/domgogolya.ru/library/zcms/fumo/engine.php on line 305
 Хронограф. Январь 2013 г.

Хронограф. Январь 2013 г.

165 лет назад, в январе 1848 г., Николай Васильевич Гоголь начинает свое паломничество на Святую Землю.

«Около 20 января 1848 года Гоголь покинул Италию, чтобы осуществить наконец свою заветную мечту. Гоголь плыл по Средиземному морю на маленьком пароходе "Капри"<...>: "Рвало меня таким образом, что все до едина возымели о мне жалость, сознавая, что не видывали, чтобы кто так страдал".

На Мальту Гоголь прибыл около 22 января н. ст. "в прах расклеившийся". Остановился "в плохом отелишке", видимо, не очень удобном для проживания. <...>

27 января н. ст., уже перед самым отправлением, ввиду ухудшающейся погоды ("гремит гром и шумит дождь"), А. П. Толстому: "Каково-то будет моё плаванье? Спасёт ли Бог меня недостойного? Во всяком случае ещё раз приношу вам благодарность за всё". Но на этот раз море было спокойное, и Гоголь чувствовал себя сносно. <...>

В Смирне (современное название – Измир) Гоголь пересел на пароход австрийской компании Ллойда "Истамбул", следовавший курсом на Бейрут, и сразу же оказался в шумной компании направлявшихся к Святым местам паломников.

На борту находились и члены недавно учреждённой в Иерусалиме Русской духовной миссии... Один из членов миссии священник Пётр Соловьёв обратил внимание на двух русских, державшихся несколько особняком от других пассажиров.

"Один из них был высокий, плотный мужчина в тёмно-синей с коротким капюшоном шинели на плечах и с красною фрескою на голове, другой же маленький человечек с длинным носом, чёрными жиденькими усами, причёсанными а la художник, сутуловатый и постоянно смотревший вниз. Белая поярковая с широкими полями шляпа на голове и итальянский плащ на плечах, известный в то время у нас под названием «манто», составляли костюм путника. Всё говорило, что это какой-нибудь путешествующий художник. Действительно, это был художник, наш родной гениальный сатирик Николай Васильевич Гоголь, а спутник его – генерал Крутов".

В первых числах февраля "Истамбул" причалил в бейрутском порту, и Гоголь сошёл на берег».

(Манн Ю. Гоголь. Труды и дни: 1809–1845, М.: Аспект-пресс, 2004.)

[На илл. - Валлетта (Мальта), середина XIX века.]

6 января исполняется 230 лет со дня рождения крупнейшего русского православного богослова XIX века, епископа Православной Российской Церкви митрополита Филарета (в миру Василия Михайловича Дроздова) (6.I.1783 – 1.XI.1867).

Особое место занимал митрополит Филарет в жизни Н. В. Гоголя. «Глубоко симптоматичен... тот факт, что в особой тетради, в которую в 1844 г. Гоголь стал делать регулярные выписки из творений святых отцов современных ему духовных писателей, немалое место отведено отрывкам из слов Московского святителя». (Козлов М., свящ. Указ. соч.)

В свою очередь митрополит Филарет был знаком с «Выбранными местами из переписки с друзьями» Гоголя и оставил свой отзыв: «... Хотя Гоголь во многом заблуждается, но надо радоваться его христианскому направлению». (Цит. по: Козлов М., свящ. Указ. соч.)

В письме от 19 июня 1850 г. Гоголь пишет Филарету в Оптину Пустынь: «Ради самого Христа, молитесь обо мне, отец Филарет. Просите вашего достойного настоятеля, просите всю братию, просите всех, кто у вас усерднее молится и любит молиться, просите молитв обо мне. Путь мой труден; дело мое такого рода, что без ежеминутной, без ежечасной и без явной помощи божией не может двинуться мое перо, и силы мои не только ничтожны, но их нет без освеженья свыше. Говорю вам об этом неложно. Ради Христа, обо мне молитесь. <...> Ради самого Христа, молитесь. Мне нужно ежеминутно, говорю вам, быть мыслями выше житейского дрязгу и на всяком месте своего странствия быть в Оптинской пустыне. Бог да воздаст вам всем сторицею за ваше доброе дело». (Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений: [В 14 т.]. Т. 14. Письма, 1848–1852 / Ред. А. Н. Михайлова. – 1952.)

Узнав о последней болезни и об упорном посте Гоголя, Филарет «прослезился и с горестью сообщил мысль, что на него надо было действовать иначе: следовало убеждать, что спасение не в посте, а в послушании». (Мережковский Д. С. Гоголь. Творчество, жизнь и религия – Часть вторая. Жизнь и религия (XIV) – СПб.: Пантеонь. 1909 г.)

8 января исполняется 135 лет со дня рождения русского поэта, писателя и публициста Николая Алексеевича Некрасова (9.XII.1821 – 8.I.1878).

В 1852 г. в третьем (мартовском) номере журнала Современник его редактор Н. А. Некрасов напечатал стихотворение без названия, но с датой «21 февраля 1852 г.» [день смерти Гоголя (по старому стилю). – Прим.], являющееся одним из первых откликов на кончину великого писателя.

«Нужно ли напоминать, что стихотворение "Блажен незлобивый поэт..." внушено Некрасову "Мертвыми душами" – тем отрывком из поэмы, где Гоголь размышляет об "уделах" и "судьбах", которые ожидают двух разных писателей – одного, льстящего своим современникам, и другого, говорящего им суровую правду. <...>

В основе некрасовского стихотворения, посвященного Гоголю, лежат... строки "Мертвых душ", противопоставляющие трагическую судьбу поэтов-обличителей счастливой судьбе тех "любимцев музы", которые равно душны ко всякому социальному злу и безмятежно парят в мире созданных ими фантастических призраков.

Некрасов и здесь усилил, подчеркнул, активизировал гоголевскую тему, сделал ее более резкой и четкой, и если вспомнить дату напечатания этого стихотворения, станет ясно, как мужественно боролся Некрасов за Гоголя даже в эпоху террора, даже под угрозой тяжелых репрессий, даже в тесном окружении таких враждебных гоголевскому направлению писателей, как Дружинин, Фет, Василий Боткин, Щербина. <...>

Своими стихами о Гоголе Некрасов заявлял во всеуслышание, что гоголевское направление, хоть и кажется уничтоженным беспощадными цензурными мерами, на самом деле существует и живет».

(Чуковский К. И., Собрание сочинений в 15 т. Т. 10: – Мастерство Некрасова, М., Терра – Книжный клуб. 2005.)

17 января исполняется 150 лет со дня рождения русского театрального режиссера, актера и педагога Константина Сергеевича Станиславского (17.I.1863 – 7.VIII.1938).

Актер Московского Художественного театра В. Я. Станицын, исполнитель роли губернатора в постановке «Мертвых душ», вспоминал:

«Гениальный К. С. Станиславский... сразу же потребовал от режиссеров В. Г. Сахновского и Е. С. Телешевой, а также от всех занятых в "Мертвых душах" актеров, создания спектакля, продуманного во всех мелочах, точно совпадающего с главной действующей линией гоголевской поэмы, а следовательно, и наиболее полно выражающего в сценической форме содержание, идею, смысл "Мертвых душ". <...>

Станиславский был решительным противником режиссеров-формалистов, "заостряющих" Гоголя, "дополняющих" его текст различными домыслами.

Гоголь писал, что актер, получив ту или иную роль, "должен рассмотреть, зачем призвана эта роль; должен рассмотреть главную и преимущественную заботу каждого лица, на которую издерживается жизнь его, которая составляет постоянный предмет мыслей, вечный гвоздь, сидящий в голове".

Именно этим принципом, вполне совпадающим с основными положениями его "системы", руководствовался Константин Сергеевич, когда работал с нами над спектаклем. Он часто говорил нам, что работая над гоголевским текстом, мы должны каждую актерскую задачу доводить до предела, до той границы, за которой уже начинается шарж. Станиславский настойчиво предостерегал нас от полутонов, настаивая на ярких, сочных, но максимально оправданных красках. <...>

"Вы сразу с Гоголем не справитесь, – предупреждал нас Константин Сергеевич. – Он будет вас валить на обе лопатки. Он настолько велик, что надо прожить его в мире, в гоголевском спектакле, много лет, прежде, чем вы дотянетесь до него". Перед премьерой К. С. Станиславский полушутя говорил исполнителям спектакля: "Через пять – десять лет вы сыграете свои роли, а через двадцать вы поймете, что такое Гоголь"».

(Станицын В. Я.«Мертвые души»: к истории постановки // «Огонек». М.: Правда. №10. Март 1952 г.).

22 января исполняется 225 лет со дня рождения английского поэта-романтика лорда Джорджа Ноэла Гордона Байрона (22.I.1788 – 19.IV.1824).

«Трудно представить, чтобы поэзия Байрона, так глубоко и высоко оцененная Гоголем в статье "О поэзии Козлова", не получила сильного отзвука в творчестве самого писателя. В этой ранней статье Гоголь характеризует Байрона как "гордоодинокую душу", как поэта, "чудно обхватившего гигантскою мрачною душою всю жизнь мира и так дерзостно подсмеявшегося над нею, может быть, от бессилия передать ее индивидуальную светлость и величие". (Гоголь Н. В. Полное собрание сочинений: [В 14 т.]. Т. 8. Статьи. – 1952.)

Анализ раннего произведения – "идиллии в картинах" "Ганц Кюхельгартен" (1827) – позволяет говорить о том, что поэт Гоголь был необычайно увлечен Байроном, что это увлечение включало в себя сложный комплекс восприятия, содержащий как развитие байроновской традиции, так и полемику с ней. Причиной столь сложной позиции Гоголя в отношении к Байрону явилась во многом особенность второй половины 1820-ых гг.: русская поэзия уже вступала на путь преодоления байроновского романтизма. Другая причина состояла в том, что Гоголь, судя по идиллии "Ганц Кюхельгартен", испытывал колоссальное влияние поэзии Пушкина и Жуковского. Вся идиллия – от начала до конца – дышит их поэзией, даже на следах чтения немецкой, французской и английской литературы лежит печать того, что многое пропущено сквозь призму поэтического восприятия Пушкина и Жуковского. В том числе и Дж. Г. Байрон».

(Жилякова Э. М. Гоголь и Байрон. От «Ганца Кюхельгартена» к «Мертвым душам» // Вестник ТГПУ. 2006. Выпуск 8 (59). – [Серия: Гуманитарные науки (Филология).])

30 января исполняется 135 лет со дня рождения русского революционера, литературоведа и педагога Василия Алексеевича Десницкого (30.I.1878 – 22.IX.1958).

«В изображении "положительного" для гоголя и характерна эта "завершенность" совершенства, не нуждающаяся в той конкретизации, которая требуется для показа физического и душевного "безобразия", ибо злое не есть "предел" человека. Отсюда у Гоголя так много "скульптурного", "графического" в показе прекрасного. Это стремление к "скульптурности", к "графическому" изображению прекрасного (однотонному, без красок), к "музыкальности" слова (в пейзажной живописи, в накоплении эпитетов) сближает Гоголя с немецкими романтическими теориями искусства начала XIX века. <...>

В определении гоголевского стиля решающим является вопрос о пределах реалистического и романтического изображения действительности и о формах соединения двух творческих принципов в художественной практике великого сатирика-моралиста. Эстетические воззрения Гоголя – и в теоретических высказываньях, и в художественной практике – романтические, ставящие его в одну идеологическую линию с немецкими романтиками иенской школы. С кругом идей немецкого романтизма связывает Гоголя его убеждение в божественной идейности истинного искусства, признание свободной, вдохновенной творческой силы художника. Романтично восприятие Гоголем мира – в противопоставленности идеального мира художника реальному миру пошлости. <...>

Но романтизм – и Гоголя, и европейский в его различных разветвлениях – явление насквозь исторически обусловленное и социально направленное, а не явление индивидуальной психологии, озаренной от рождения божественными силами творческой личности поэта. Романтические эстетические идеи порождены конкретной исторической действительностью. Романтизм экзотики пространства и времени, романтизм реставрационных социальных идиллий в образах искусства выразил тоску расшатанных классов феодального общества по уходящей "патриархальности" отношений и "целостности" человеческой личности».

(Десницкий В. А. Задачи изучения жизни и творчества Гоголя // Н. В. Гоголь: Материалы и исследования / АН СССР. Ин-т рус. лит.; Под ред. В. В. Гиппиуса; Отв. ред. Ю. Г. Оксман. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1936. – (Лит. архив).)